1\6
Коммерческий отдел:
Производственный отдел:

Расчётная лесосека — 1 321 800 м3

Как распиливали «Кареллеспром». Часть третья

 11.04.2018    0    308

Деятельность руководства государственной компании по самообогащению не могла проходить без покровителей-чиновников.

Мы уже рассказали о крайне эффективной — но, как следует из направленного в правоохранительные органы заявления, крайне незаконной — схеме передачи карельского леса от государственного холдинга «Кареллеспром» в пользу частной фирмы «Кареллеспром». Организовано все было теперь уже бывшими директорами холдинга Николаем Губичем и Николаем Раскатовым. Сотрудничество фирм-тёзок продолжалось до самой финансовой смерти ООО «КЛП». Но на освободившееся место немедленно пришли другие интересанты.

Проторенной дорогой

Фирма ныне посаженного олигарха Александра Сабадаша, за 4 года выдоившая из «Кареллеспрома» 392 миллиона рублей, пошла на дно. К этому времени у Николая Раскатова — вернее, у Публичного акционерного общества «Лесопромышленная холдинговая компания «Кареллеспром» — появились новые партнёры: ООО «Мастер-Трак-Авто», ООО «БалтФорест» и ООО «Карельское лесохозяйственное предприятие «Возрождение». Не смотря на то, что две из трёх этих компаний были образованы буквально только что, а их уставной фонд не превышал 10 тысяч рублей, с этими фирмами Николай Раскатов также заключил договоры на строительство и обслуживание лесных дорог. Но, как впоследствии показала проверка, здесь оплата шла просто ни за что. Если ООО «КЛП» дороги действительно строила, хотя и для собственных нужд, то по новым договорам работы вообще не велись. Деньги перечислялись либо за давно существующие «усы», либо за построенные другими лесозаготовителями, причём опять же для себя.

Зато компании успешно прирастали техникой. Мы рассказывали о двух мобильных лесозаготовительных комплексах «Камацу», переданных Губичем в сублизинг ООО «КЛП»: платить «Кареллеспрому» за их аренду фирма должна была меньше, чем сам «Кареллеспром» платил продавцу.

В итоге комплексы — два хорвейстера и два форвардера — были, наконец, окончательно выкуплены и поставлены на баланс холдинга как основные средства. Это произошло 23 июля 2014 года. Но, как рассказывает нынешний директор «Кареллеспрома» Павел Дегтярев, в тот же день (!) дорогостоящую импортную технику безвозмездно списали как «затраты на общехозяйские расходы». По утверждению Дегтярева, никаких документов, которые могли бы придать такому решению хотя бы видимость обоснованности, в бухгалтерии холдинга не обнаружено.

И вот спустя два года комплексы неожиданно «всплыли» — их из ниоткуда передали в ООО «Мастер-Трак-Авто». Причём если «Кареллеспрому» машины обошлись в 70 миллионов рублей, то частная фирма не заплатила за них ни копейки.

В кругу друзей

Секрет прост: снова была применена схема взаимозачетов. Этот самый «Мастер-Трак-Авто» в 2013-16 годах получил от «Кареллеспрома» несколько подрядов на проведение работ — в том числе и строительство «усов». Как показала налоговая проверка, работа никем не принималась: Николай Раскатов даже не удосужился назначить людей, которые должны были это делать. Зато деньги, около 135 миллионов рублей, были заплачены сполна. Причём свыше 40 миллионов ушло прямым перечислением, а остальное — взаимозачётом, под видом которого в «Мастер-Трак-Авто» перекочевали сначала оба хорвейстера, а потом и форвардеры.

Вообще за время работы Раскатова на руководящем посту техника «Кареллеспрома» постоянно сдавалась в перенайм, причём заведомо убыточный. Как указано в аудиторском заключении финансового состояния ОАО ЛХК «Кареллеспром», всё это принесло холдингу только прямых убытков на 90 миллионов рублей. Допрошенные налоговиками работники «Кареллеспрома» указали, что все решения относительно сдачи лизинговой техники в субаренду принимались лично Николаем Раскатовым, и вопросы экономической обоснованности этих сделок он ни с кем из них не обсуждал.

Не менее интересные взаимоотношения складывались у холдинга с фирмой «Балтфорест». Партнёры заключили договор, по которому «Балтфорест» должен был содержать дороги. Работа была оплачена — естественно, зачётом: «Кареллеспром» предоставил фирме в аренду своё имущество, а денег за это — 13,8 миллиона рублей — брать не стал. Проблема в том, что, согласно заключению специалистов из налоговой службы, «Балтфорест» для работы не имел ни людей, ни техники, ни субподрядчиков. Вывод: договор составлен «с целью создания видимости хозяйственных взаимоотношений».

Естественный вопрос: кто же получал барыши? Ответ в учредительных документах: всеми тремя перечисленными фирмами так или иначе владеет питерский бизнесмен Валерий Белик.

Вершки и «корешки»

Второй вопрос ещё более естественный: неужели за пять лет никто не заметил, что из холдинга выводят активы? Собственники-акционеры должны были понять, что их грабят? Как выяснилось, они это с опозданием, но поняли — по крайней мере, часть из них. По сообщению нашего источника в компании «Segezha Group», второго по «весу» акционера «Кареллеспрома», там спохватились ещё в 2016 году, и последовавшие проверки холдинга во многом были инспирированы именно «Сегежей». Но это частная компания. Вопрос — почему ничего не видело государство?

Как сейчас поясняют нам в дирекции «Кареллеспрома», контролировать его работу уполномочены две государственные структуры: Минприроды и Госкомимущество. Именно руководителей этих двух ведомств очень хотелось спросить, каким образом у них под носом 5 лет разворовывался холдинг — выводилась техника, отдавался лес, утекала наличность. К сожалению, вопросы задавать некому: бывший министр природопользования Виктор Чикалюк нынче — председатель Комитета по природным ресурсам Ленинградской области, не докричишься до него. А экс-председатель Госкомимущества Денис Косарев сейчас под арестом, в отношении него ведётся следствие о коррупции.

Всерьёз за выяснение того, что происходит в холдинге, взялись после прихода Павла Дегтярева: летом 2017 года начались проверки, причём силами ФСБ. Дошло даже до обысков у Раскатова и Белика. Интересную подробность раскопали наши коллеги из деловой газеты «Вести Карелии», которые также расследовали деятельность руководства холдинга. Как сообщило издание, когда оперативники нагрянули «в гости» к Белику, домочадцы сообщили, что его нет дома. Но во время обыска бизнесмен нашелся... в диване.

Никаких практических результатов расследования чекистов пока нет — ни подозреваемых, ни ареста незаконно отчуждённого имущества. Тогда Павел Дегтярев, получив заключение аудиторов и результаты налоговой проверки (последний документ — свыше 180 страниц), обратился в Следственный комитет, это произошло в январе. Следком перенаправил заявление опять же в ФСБ. Прошло два с половиной месяца: ни подозреваемых, ни ареста имущества. Причём самое главное расследование — экономическое — уже проведено налоговиками. Чего ждут следователи — непонятно.

Может, как раз нашей публикации, как в случае с банкротством ГУП «Мост»? Тем более, что схема ограбления государства в обоих случаях очень похожа. Но, видимо, карельским правоохранительным органам она не по зубам.

Максим Берштейн

Сетевое издание «МК в Карелии»:
http://karel.mk.ru/economics/2018/04/11/kak-raspilivali-karellesprom-chast-tretya.html

Из холдинга было выведено техники и леса более чем на полмиллиарда рублей - и их не могут найти? Фото: karellesprom.ru Харвестер. Фото: komatsuforest.ru Форвардер. Фото: komatsuforest.ru Николай Раскатов. Фото: karellesprom.ru

Новости

 10.10.2018    0    224
Итоги работы за 9 месяцев 2018 года
Производственные показатели за 9 месяцев 2018 года

 01.10.2018    0    216
Новый список аффилированных лиц
Информируем о том, что 1 октября обновлен раздел сайта "Документы"

 26.09.2018    0    245
Кареллеспром обеспечит дровами котельные Пудожского района
В преддверии отопительного сезона 2018-2019 гг.